Арбитражным судом Тверской области рассотрено дело об административном правонарушении по ст. 14.8 ч.1

Арбитражный суд Тверской области рассмотрев в открытом
судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответст
венностью к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тверской области о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности

            УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью (далее - заявитель, Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным отмене постановления по делу об административном правонарушении, вынесенного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тверской области (далее - ответчик, Управление).

Заявленные требования мотивированы отсутствием события административного правонарушения, предусмотренного статьёй 14.8 КоАП РФ, а также процессуальными нарушениями, допущенными при рассмотрении дела об административном правонарушении.

В судебное заседание представитель заявителя, надлежащим образом извещенный о времени и месте его проведения, не явился, в связи с чем дело рассматривается в его отсутствие по правилам статьи 156 АПК РФ.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражает по основаниям, изложенных в письменном отзыве и дополнениях к нему.

Как следует из материалов дела, Общества оказывает населению услуги по гарантийному и не гарантийному ремонту технически сложных товаров бытового назначения. В связи с поступлением многочисленных жалоб граждан на действия   Общества на основании распоряжения   о проведении мероприятия по контролю (надзору) и распоряжения о продлении срока проведения мероприятия по контролю (надзору) сотрудниками Управления в период проведены мероприятия по контролю в принадлежащем Обществу сервисном центре.

В ходе проверки были выявлено, что Условия договора, размещенные на стенде   с   информацией для потребителей,   содержат недостоверную информацию об оказываемых Обществом услугах, а именно:

- о сроке гарантийного ремонта;

-   о   нераспространении   гарантийного ремонта на узлы   и детали, вышедшие из строя в результате их усиленного естественного износа, на расходные элементы и материалы, на детали отделки корпуса;

- о возможности отказа сервисного центра в ремонте изделия в любой момент;

-   о   последствиях   неявки   потребителя   за   получением   результате, выполненной работы;

-    о    не предоставлении   предварительных    гарантий   относительно ожидаемого результата работ;

о согласии клиента на использование, обработку, распространение, трансграничную передачу его персональных данных.

Данные факты зафиксированы в акте проверочных мероприятий, подтверждены текстом Условий договора в Сервисном центре, Обществом, исходя из текста заявления об оспаривании постановления об административном правонарушении, не отрицаются.

В связи с выявлением изложенных фактов Управлением в отношении Общества составлен протокол об административном правонарушении, на основании которого постановлением Управления по делу об административном правонарушении Общество привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 14.8 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 10 000 рублей.

Общество оспаривает постановление в судебном порядке, ссылаясь на отсутствие в его действиях события вмененного административного правонарушения, на повторность привлечения к административной ответственности за совершение одного и того же административного правонарушения, а также на неправомерность рассмотрения дела об административном правонарушении в отсутствие законного представителя Общества.

      Изучив материалы дела, суд пришел к следующим выводам.

Частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге), об изготовителе, о продавце, об исполнителе и о режиме их работы. В соответствии с частью 2 указанной статьи ответственность наступает за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя.

    Оспариваемым постановлением заявитель привлечен по первой и по второй из указанных норм. В первом случае ответственность применена в связи с размещением Обществом на информационном стенде Условий договора, содержащих недостоверную информацию о предоставляемой услуге. Во втором - в связи с заключением конкретного договора с потребителем, содержащего условия, противоречащие законодательству о защите прав потребителей (квитанция к заказ-наряду). Доведение Условий договора до сведения всех потребителей в наглядной и доступной форме (путем размещения на информационном стенде) и заключение договора на оказание определенной услуги с конкретным потребителем не являются идентичными действиями, совершаемыми одномоментно.

     Таким образом, объективная сторона вмененных Обществу административных правонарушений является различной. В связи с этим Общество, вопреки его доводам, не привлекалось дважды к административной ответственности за совершение одного и того же правонарушения.

Из содержания части 1 статьи 14.8 КоАП РФ следует, что предусмотренное данной нормой административное правонарушение имеет место в случае предоставления потребителю недостоверной информации непосредственно о реализуемом товаре, выполняемой работе, оказываемой услуге. Применительно к ремонту бытовой техники к такой информации следует отнести сведения о содержании оказываемой услуги, о сроках выполнения работ, о качестве работ, об условиях предоставления услуги.

Такая информация, как сведения о последствиях неявки потребителя за получением результата выполненной работы, о согласии клиента на использование, обработку, распространение, трансграничную передачу его персональных данных, о возможности отказа сервисного центра в ремонте изделия в любой момент не несут информации непосредственно о предоставляемой услуге, в связи с чем их недостоверность не может являться основанием для привлечения к административной ответственности по части 1 статьи 14.8 КоАП РФ.

В то же время сведения о сроке гарантийного ремонта имеют прямое отношение к информации об услуге. В рассматриваемом случае до сведения потребителей доведено, что срок гарантийного (бесплатного) и послегарантийного ремонта электронной аппаратуры составляет 45 рабочих дней (пункт 1 Условий договора).

Между тем согласно пункту 1 статьи 20 Федерального закона «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1 (далее - закон о защите прав потребителей) срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней. Срок «45 рабочих дней» превышает законодательно установленный срок «45 дней», поскольку в последний, в отличие от первого, засчитываются и нерабочие дни. Таким образом, пунктом 1 Условий договора до сведения потребителей доведена недостоверная информация о максимальном сроке ремонта электронной аппаратуры.

Информация о распространении гарантийного ремонта на отдельные узлы и детали также относится к непосредственному содержанию (объему) услуги. Пунктом 6 Условий договора до сведения потребителей доведено, что гарантийному ремонту не подлежат узлы и детали, вышедшие из строя в результате их усиленного естественного износа, на расходные элементы и материалы, на детали отделки корпуса.

В соответствии с пунктом 3 статьи 470 Гражданского кодекса Российской Федерации гарантия качества товара распространяется и на все составляющие его части (комплектующие изделия), если иное не предусмотрено договором купли-продажи. Из приведенного положения следует, что вопрос о том, распространяется ли гарантия качества товара на комплектующие изделия, разрешается в каждом конкретном случае в зависимости от условий договора купли-продажи товара.

Согласно положениям пункта 3   статьи   19 Закона о защите прав потребителей гарантийные сроки могут устанавливаться на комплектующие изделия   и   составные   части   основного   товара.   Гарантийные   сроки   на комплектующие изделия и составные части исчисляются в том же порядке, что и гарантийный срок на основной товар.

Гарантийные сроки на комплектующие изделия и составные части товара считаются равными гарантийному сроку на основное изделие, если иное не установлено договором.

Из приведенных положений также следует, что условия о гарантийных сроках на комплектующие изделия определяются в зависимости от условий договора купли-продажи. Гарантийные сроки, в том числе и на комплектующие изделия, устанавливаются продавцом товара. Сервисный центр не вправе самостоятельно изменить гарантийный срок на комплектующие изделия, равно как и отменить гарантию на них, если иное не предусмотрено договором купли-продажи.

Таким образом, информация о том, что отдельные узлы и детали принимаемой в ремонт аппаратуры не подлежат гарантийному ремонту, является недостоверной.

Суд не усматривает нарушения законодательства о защите прав потребителей в части условия о не предоставлении предварительных гарантий относительно ожидаемого результата работ (пункт 11 Условий договора). В данном пункте условий речь идет о предварительных гарантиях, то есть о гарантиях, которые могут быть даны, либо, напротив, не даны клиенту в момент принятия в ремонт неисправного изделия. До момента определения причин неисправностей, определения объема работ, требуемых для устранения неисправностей, прогнозирование результатов ремонтных работ не представляется возможным. Соответственно до этого момента не представляется возможным и предварительно гарантировать определенный результат работ. Рассматриваемое условие не противоречит статье 4 Закона о защите прав потребителей, согласно которому исполнитель обязуется оказать услугу (выполнить работу), пригодную для целей, для которых услуга (работа)   такого   рода   обычно   используется.   Рассматриваемое   условие никакого отношения к качеству работ не имеет. Какой-либо нормы, обязывающей сервисный центр давать предварительные гарантии относительно ожидаемого результата работ, ответчик не привел. Таким образом, по данному эпизоду состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ, отсутствует.

Однако с учетом доказанности факта доведения до потребителя недостоверной информации об оказываемой услуге (выполняемых работах) по двум вышерассмотренным эпизодам суд приходит к выводу о наличии в деянии Общества состава административного правонарушения и о правомерности привлечения его к ответственности на основании части 1 статьи 14.8 КоАП РФ.

Доводы заявителя о неправомерном рассмотрении дела об административном правонарушении в отсутствие законного представителя Общества, не извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, не подтверждены. Определение о назначении времени и места рассмотрения дела об административном правонарушении в адрес Общества направлено и им получено, что подтверждено соответствующим уведомлением ОПС.

О времени и месте составления протокола об административном правонарушении Общество извещено телеграммой, от получения которой оно отказалось.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 24.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (с учетом изменений от 20.11.2008) при решении арбитражным судом вопроса о том, имело ли место надлежащее извещение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, либо его законного представителя о составлении протокола об административном правонарушении, следует учитывать, что КоАП РФ не содержит оговорок о необходимости направления извещения исключительно какими-либо определенными способами, в частности путем направления по почте заказного письма с уведомлением о вручении или вручения его адресату непосредственно.

Следовательно, извещение не может быть признано ненадлежащим лишь на том основании, что оно было осуществлено каким-либо иным способом (например, путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи).

Также надлежит иметь в виду, что не могут считаться не извещенными лица, отказавшиеся от получения направленных материалов или не явившиеся за их получением несмотря на почтовое извещение (при наличии соответствующих доказательств).

Таким образом, Общество, отказавшееся от получения телеграммы, считается   извещенным   о   времени и месте   составления   протокола об административном правонарушении. При таких обстоятельствах протокол правомерно составлен в отсутствие представителя Общества.

Принимая во внимание, что материалами дела подтверждается факт совершения Обществом вменяемого ему правонарушения, а также вина Общества в его совершении, порядок привлечения Общества к административной ответственности соответствует требованиям КоАП РФ, оспариваемое постановление является законным и отмене не подлежит. Руководствуясь ст. ст. 156, 167-170, 207-211 АПК РФ суд решил в удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тверской области по делу об административном правонарушении отказать.